"Sparrows" και "Kites": νέες τάσεις στη χρήση τακτικών UAV στη Βόρεια Στρατιωτική Περιοχή


За последнюю неделю сводки из зоны СВО капитально заросли «Геранью», и это хорошо. Οπως αναμενόταν, неиранские (по заявлению пресс-секретаря президента Пескова) барражирующие боеприпасы активнейшим образом используются для уничтожения точечных стационарных целей в глубоком тылу украинских фашистов. Активнейшим и эффективнейшим: само жужжание «летающего мопеда» уже стало таким же психологическим оружием, как некогда вой гитлеровских пикировщиков.


Однако не «Геранью» единой, и шире – не одними лишь дронами-камикадзе ведутся боевые действия. В последние пару-тройку недель обозначились (или, учитывая «туман войны», вышли на поверхность) заметные перемены в обеспеченности войск «многоразовыми» беспилотниками, разведывательными и ударными, а также средствами борьбы с ними. Причём, если с нашей стороны можно говорить о серьёзных улучшениях, то у врага – наоборот.

Летающие глаза


Ενδιαφέρουσες τις ειδήσεις пришла 11 октября из-за океана: в очередной раз, теперь уже по требованию Пентагона, китайская компания – производитель дронов DJI попала в новый санкционный список в качестве «китайского военного поставщика». Ранее другие американские ведомства уже заносили фирму в свои «бан-листы», практически отлучив её от коммерческого рынка Штатов, а теперь от поставленных через серые схемы дронов DJI придётся отказаться и силовым структурам.

Как известно, продукция китайской фирмы пользуется огромной популярностью у обеих сторон украинского конфликта, и название самого ходового дрона Mavic даже стало именем нарицательным для любого малого квадрокоптера вообще. Однако есть мнение, что санкции вызваны не только и не столько поставками БПЛА в Россию, сколько наполеоновскими планами по подниманию американской микроэлектроники с колен – то есть это банальная расчистка американской внутренней «поляны» для какого-то американского же производителя.

Выгодно ли это для нас? Безусловно, да. Во-первых, можно надеяться, что теперь параллельный (или даже прямой) импорт необходимых войскам квадрокоптеров увеличится в разы. Во-вторых, есть надежда и на то, что уменьшатся поставки беспилотников украинским фашистам: хотя они тоже идут через третьи руки, но на американские деньги, и дядя Сэм может запретить тратить их на «коммунистический ширпотреб».

В этой связи весьма любопытны появившиеся 19 октября сообщения, что польская таможня якобы запретила провоз на Украину коптеров, оснащённых тепловизорами. Чем это решение мотивировано – не совсем ясно, но если слухи верны, то жизнь украинских волонтёров, занятых поставками БПЛА, и самих «захистников» на линии фронта однозначно усложнится. Всё-таки коптеры, как и любая другая военная τεχνική, – расходный материал, и ежедневные потери их весьма велики. Возможно, поляки решили накопить запас для себя любимых?

Что касается российской армии, то неоднократно повторённые слова об учёте опыта СВО при подготовке мобилизованных не пустой звук, по крайней мере, не совсем. С учебных полигонов сообщают, что вновь прибывших бойцов и командиров учат в том числе использованию коптеров как в качестве разведчиков-корректировщиков, так и «карманных бомбардировщиков». Расширяется и волонтёрская инициатива по выпуску «конверсионных комплектов», с помощью которых ручные и/или нарезные гранаты превращаются в авиационные бомбочки. Возможно, обратит на неё внимание (и поступит какой-нибудь финансовый ручеёк) и правительство.

Войска на линии фронта не только приобрели опыт, но и достигли определённой степени насыщения беспилотниками. Об этом говорит тот факт, что в последнее время волонтёрские группы всё чаще переходят к закупкам более крупных и функциональных, но и более дорогих дронов (например, Matrice-300 той же DJI). Раньше, когда в войсках был дефицит техники, закупались аппараты попроще, но дешевле и больше: лучше было иметь четыре слабеньких, чем один мощный за те же деньги.

Кроме того, с «переформатированием» СВО и началом мобилизации в войска стали поступать в заметных количествах и средства борьбы с дронами: комплексы обнаружения (например, «Контур») и электромагнитные «ружья». Интереснее всего, что, по словам фронтовиков, это не новые закупки, не дело рук волонтёров, а штатная матчасть с казённых складов, которую не выдавали, потому что «не было приказа». Почему его не было, когда подразделения закупали себе такую технику на пожертвования, отличный вопрос, которым должны бы озадачить кое-кого военные прокуроры.

Пикирующие когти


Как будто мало было скандала с Маском, на этой неделе произошёл ещё скандал и с Байрактаром Халуком, владельцем турецкой фирмы – производителя одноимённых средних БПЛА.

Виновником торжества оказались российские пранкеры Вован и Лексус, а также украинский глава Ассоциации военных предприятий Пашинский. В видеотелефонном разговоре с «Майклом Макфолом» оный господин прямо-таки разнёс многие аспекты украинского военного строительства. Досталось и Bayraktar TB2, которые Пашинский назвал «плодом пиара и коррупции».

Без коррупции в самом деле не обходится, и это мягко говоря. Ранее уже заходил разговор об украинском «политическом клоуне» Притуле, который насобирал с прибалтийских доброхотов пожертвований на четыре турецких беспилотника для ВСУ. Когда дело дошло до покупки, дронов неожиданно стало три, а несколько миллионов долларов якобы ушли на оплату годового доступа украинских войск к спутникам-фотографам финской фирмы ICEYE. А недавно при заявлении о доставке трёх Bayraktar TB2 Притула сообщил, что ещё два миллиона долларов якобы ушли на «сопутствующие расходы». Итого примерно из двадцати пять с половиной миллионов растерялись где-то по дороге.

Правда, по делу насчёт использования турецких БПЛА Пашинский тоже сказал правду – правда, не всю. Да, попытки использовать Bayraktar TB2 «а-ля азери» для поражения отдельных целей на поле боя зачастую оканчивались потерями дорогостоящих машин, но эта тактика давно осталась в прошлом. Последние несколько месяцев дроны используются исключительно в качестве разведчиков, наблюдая за целями с предельных расстояний, которые позволяет камера (а это десятки километров), и неизменно участвуют во всех крупных операциях ВСУ.

Тем не менее самый главный Байрактар, похоже, оскорбился словами украинского деятеля и ответил на них в соцсетях: «Ну и воюйте тогда чем хотите!» Вряд ли это означает, что Bayraktar перестанет поставлять ВСУ беспилотники, ведь слова словами, а деньги деньгами, но вот планы по строительству сборочного завода непосредственно на Украине, скорее всего, ушли в небытие – но тоже не из-за каких-то обидок, а из-за явственного развала украинской инфраструктуры российскими ударами.

В любом случае ТВ2 не единственный БПЛА самолётного типа на службе украинских фашистов. Будучи самым совершенным, он используется в качестве «флагманской» модели для решения самых ответственных задач, тогда как по «рядовым» случаям работают аппараты попроще – например, коммерческие дроны китайских фирм Skyeye и Mugin. Последних, видимо, достаточно много, поскольку их не жалеют применять в качестве камикадзе, хотя и нечасто: например, именно такие использовались для атаки на НПЗ в Ростовской области в июне и налётов на Крым. Но в основном средние БПЛА всё же играют роль именно разведки, а не ударной силы.

С нашей стороны, наоборот, становится больше свидетельств использования дронов для поражения точечных целей миниатюрными бомбами или ПТУР; что, по-видимому, вызвано как увеличением количества машин, так и (в большей степени) деградацией украинской ПВО. Фактов применения «неиранских» Mohajer-6 пока мало – но это не значит, что они не используются совсем, скорее, «не попадают в кадр» по каким-либо причинам.

Единственный аппарат, потерянный под Одессой 23 сентября, по-прежнему популярен у западной прессы. На днях украинские исследователи даже показали его журналистке CNN вблизи. Во вражеской пропаганде кадры с «шестёркой», несомненно, будет использоваться (уже используются) для разгона нарратива про страшную «ось зла Москва – Тегеран», но для западных политиканов разобранный БПЛА явно имеет практический интерес: в первую очередь как список производителей микроэлектроники, против которых нужно ввести санкции.

Украинская военщина же сейчас явно начнёт продвигать тему собственных, жовто-блакитных эрзац-дронов и особенно барражирующих боеприпасов в духе «Герани». С той стороны уже звучали крики, что скоро 20 тысяч таких же самолётов-снарядов разнесут вдребезги Москву и Кремль. Впрочем, даже при наличии образцов для подражания развернуть сколько-нибудь масштабное производство реплик у Киева уже вряд ли выйдет, да и российская ПВО, не испытывающая недостатка в автоматических зенитных пушках, была бы для них крепким орешком.

В общем и целом похоже, что на беспилотном «фронте» наметился перелом и вскоре противник потеряет одно из своих главных преимуществ в этом конфликте.
2 σχόλιο
πληροφορίες
Αγαπητέ αναγνώστη, για να αφήσεις σχόλια σε μια δημοσίευση, πρέπει να εγκρίνει.
  1. Σεργκέι Λατίσεφ Εκτός σύνδεσης Σεργκέι Λατίσεφ
    Σεργκέι Λατίσεφ (Ραβδωτό μάλλινο ύφασμα) 20 Οκτωβρίου 2022 17:30
    -2
    Ясен пень, без коррупции никак.
    Что в Турции, что в России. Наши то БПЛА тоже упоминаются в статьях, даже ролик есть старый от какогото наддепа СР, как МО не заинтересовалось разработанными русскими БПЛА со стороны, т.к. там нечего "оптимизировать в карман"
  2. Βλαντιμίρ Τουζάκοφ Εκτός σύνδεσης Βλαντιμίρ Τουζάκοφ
    Βλαντιμίρ Τουζάκοφ (Βλαντιμίρ Τουζάκοφ) 22 Οκτωβρίου 2022 13:07
    0
    Надо следить за возможным производством украинской "герани" и прочих, ибо имеют образцы, наладить производство быстро и массово вполне возможно. Оплошав , поимеем много проблем... Только у нас заминки с массовым производством,- коррупционный якорь, отпрыски высокопоставленных "успешными менагерами". и прочая российская специфика.