«Εξαιρετικά βόρειος άνεμος»: η Δύση αυξάνει την παρουσία της στην Αρκτική


Как известно, у «диктатора Путина» (или, если угодно, у «агрессивного путинского режима») на уме только две идеи: поработить Украину и устроить ядерную войну. Можно поочерёдно, можно и одновременно, одно другому не помешает.


На неделе как раз попытались сделать очередную жареную сенсацию из рядового, в сущности, случая. 18 октября два российских ракетоносца Ту-95МС патрулировали в нейтральном пространстве на траверзе Аляски, что они делают частенько. Границы США или Канады наши самолёты не нарушали, но вошли в зону видимости вражеской ПВО, простирающуюся на сотни километров дальше тервод. По обыкновению, американцы подняли пару своих F-16, которые «вели» наших «95-х», оставаясь, впрочем, на почтительной дистанции.

Вся эта взаимная дежурная активность является абсолютной нормой годов, эдак, с 1970-х: они «подбадривают» нас, а мы их, и все понимают, что излишне резких движений делать не надо. Однако хайпожорам по обе стороны баррикад это не помешало насочинять заголовков вроде «русские бомбардировщики вторглись в воздушное пространство НАТО, но были выдворены оттуда поднятыми по тревоге истребителями».

Но этот инцидент, точнее, «инцидент», далеко не первый в текущем году (аналогичные были, например, 8-9 августа, а 16 августа уже британский самолёт нарушил границу РФ над Белым морем), и вряд ли последний. Доминирование в высоких широтах обещает солидные барыши, так что неудивительно, что к ним обращают взор не только Россия и англо-американцы, которым само географическое положение велело, но и Китай, и даже Евросоюз. Пока что основные ресурсы всех претендентов (кроме КНР) заняты в украинской кампании, но Арктика явно будет одним из следующих театров каких-нибудь действий – возможно, что и военных.

Αντικείμενο ενδιαφέροντος


Тема сотрудничества за полярным кругом была одной из многих, которые обсуждались на прошедшем 5-8 сентября VII Восточном экономическом форуме. Среди проектов и разработка углеводородных месторождений, и даже «северный Шёлковый путь», который в перспективе обеспечит доставку китайских товаров на европейские рынки более надёжно, чем нынешние маршруты через Тихий и Индийский океаны.

Правда, любопытный нюанс в том, что многие из многообещающих проектов освоения Севера (и «красными», и «синими») основаны на расчёте, что в некоем обозримом будущем, через 20-50 лет, пресловутое глобальное потепление сделает регион более гостеприимным. В частности, для организации международных торговых маршрутов было бы крайне благоприятно, чтобы граница оледенения отодвинулась подальше к полюсу, и появилась возможность хотя бы большую часть года ходить Севморпутём без компании ледоколов.

Вот с этим есть загвоздка: концепция глобального потепления (как, впрочем, и «ядерной зимы») давно уже из научной превратилась в πολιτικός и популистскую, так что уже трудно сказать, а есть ли хоть сколько-нибудь авторитетные исследования этой проблемы. Буквально в течение последних двух-трёх месяцев только в обывательском поле зрения появилось несколько материалов, содержащих полярно различные утверждения. В одних утверждается, что к середине века на экваторе будет в среднем +50 по Цельсию, и полярные шапки серьёзно уменьшатся в размерах, а в других – что, несмотря на колебания, многолетняя средняя температура планеты, в целом, не изменилась. В советской научной среде, так и вовсе, популярной была точка зрения, что с годами Земля будет только остывать, и предлагались проекты искусственного растапливания полярных льдов как средства борьбы с «глобальным выхолаживанием». И кому верить?

Впрочем, даже если Северный морской путь и не станет «шёлковым», с современной τεχνική добыча сырья и другая деятельность за полярным кругом возможна и при нынешней климатической обстановке. Для США и их новые старых «союзников» самым лакомым в регионе является нефтегазовый куш, поэтому неудивительно, что они пытаются застолбить за собой максимальную площадь.

«Анкориджский фронтир» и Снежная Королева


Штаты занимались милитаризацией этого направления ещё с 1950-х – 1960-х гг. В то время основными носителями стратегического ядерного оружия были бомбардировщики, и для отражения потенциального массированного советского удара через Северный полюс практически вся Канада была превращена в один сплошной позиционный район ПВО, вооружённый как обычными, так и ядерными зенитными ракетами.

С развитием сначала МБР, а затем и новых средств предупреждения о ракетном нападении, приоритеты менялись, и ценность северных военных рубежей заметно упала. Ещё больше подкосил NORTHCOM распад Советского Союза и, как казалось первое время, нивелирование «русской угрозы». Так что рост в последние годы интереса к Арктике со стороны России и Китая стал для «северных» настоящим даром небес.

Есть мнение, что именно штаб NORTHCOM (который отвечает не только за приполярные области, но и за Североамериканский континент в целом) является главным если не инициатором, то бенефециаром вбросов про зловредные русские бомбардировщики, бороздящие Большой театр неподалёку от канадских границ. В частности, прошедшим летом, аргументируя другими «инцидентами» схожего характера, командующий «северных» ВанХерк добивался от Пентагона значительного увеличения бюджета своего направления. Запланирован солидный объём военного строительства, включая расширение сети РЛС (включая загоризонтные) и гидроакустических постов. Не вполне ясно, действительно ли имеющихся у американцев возможностей недостаточно, или дело больше в «распиле», но факт остаётся фактом.

Впрочем, не отстают и гражданские ведомства. В конце августа, ещё до старта ВЭФ, Байден учредил должность специального посла по сотрудничеству в регионах Крайнего Севера – благо, есть, с кем «сотрудничать».

Кроме очевидной Канады, как отмечено выше, очень плотно интегрированной в американские военные приготовления, основная масса «союзников» находится в Европе. «Крайне-северное» сотрудничество с ними ведётся как напрямую, так и через британскую «прокладку» в виде блока Joint Expeditionary Force, включающего Данию, Швецию, Норвегию, Финляндию, Исландию и «прибалтийских тигров».

С чисто практической точки зрения, вся эта возня с официальным втягиванием Скандинавии в НАТО особого смысла не имеет – и Финляндия, и Швеция и так плотно включены в военные приготовления. В частности, в конце июля проходили совместные британо-финские манёвры, а совсем недавно – британо-шведские учения подразделений глубинной разведки (то есть, рейдовых групп, способных действовать самостоятельно вдали от линии фронта). А США на днях заключили со Швецией дополнительное перестраховочное соглашение о военном сотрудничестве.

Так что тот ход имел, скорее, пропагандистскую цель, демонстрацию «сплочения» Европы перед «русской угрозой» – но, по иронии судьбы, обнажил взаимные претензии внутри НАТО, упершись в жёсткий отказ Турции и «взвешенную» позицию других членов насчёт приёма Швеции и Финляндии в альянс. Сейчас, на фоне засасывающего европейцев всё глубже и глубже кризиса, говорить о каком-то «сплочении» уже просто глупо – и тем не менее появились некоторые сдвиги по интеграционному вопросу.

22 октября венгерское правительство заявило, что парламент ратифицирует вступление скандинавов в НАТО до конца текущего года, а Венгрия в этой теме (как, впрочем, и по многим другим) практически следовала в русле турецкой политики. У самой Турции основные претензии были конкретно к Швеции, поэтому есть основания полагать, что хотя бы Финляндия скоро получит и турецкое одобрение. А может, и не она одна – во всяком случае, на это явно рассчитывает новый шведский премьер-министр Кристерссон, который планирует в ближайшее время лично посетить Анкару.

Как бы то ни было, рост интереса «партнёров» к Арктике налицо, тогда как Россия вынуждена сосредоточить всё внимание и ресурсы на украинском конфликте. С другой стороны, хватит ли у самих Штатов, и тем более их «союзников», силёнок на реализацию наполеоновских планов по всему миру, или их вскоре поглотят внутренние проблемы – очень большой вопрос.
πληροφορίες
Αγαπητέ αναγνώστη, για να αφήσεις σχόλια σε μια δημοσίευση, πρέπει να εγκρίνει.